You are here:  

Добрый санитар из психушки :: Тёмные силы нас злобно гнетут

— Правят нами силы посюсторонние, граждане! У нас, в деревне под Рузой, старые люди так говорят.
— И опять на утреню зорьке псевдолибералы схлестнулись с квазимонархистами?  А эти люди почувствовали, как на них сошла божья благодать? Или вселенская мудрость коснулась их нахмуренных лбов? А может и то, и другое? А может все проще просто — все опять находятся в радостном возбуждении предвкушая быстрый приход несбыточного? 
— А я старым людям верю!
— Это правильно в целом. Но только верить, кукла Лена, ты должно только одному старому человеку. И это человек, который живет на Новослободской, а не в деревне под Рузой.
— Ручища убрал немедля, обормот! Верить я ему должна, как же. У тебя одно на уме.
— Именно поэтому ты мне можешь доверятся, безоглядно, кукла Лена. Потому что мои помыслы чисты как протертый тобой хрусталь.
Что же касается старых людей из деревни под Рузой. Как бы из-за таких разговоров в Рассиюшке на ночь глядя не майданахнуло.  Потому что иногда история выпускает евреев из клеток на мировую арену на потеху толпе. Для толпы это неизбежно кончается большими потрясениями. А для евреев — просто совсем плохо. Обычно, после такого представления, история оставшихся в живых евреев надолго возвращает в клетку, где они мирно размножаются в неволе. До следующего раза.
Тебе же, кукла Лена, я хочу сказать следующее: «Древние римляне говорили по этому повод: «Fide, sed cui, vide (доверяй, но смотри, кому ты доверяешь)».
— А еще они говорят, христопродавец, что обрезание тебе делал колдун-вампир по сговору с чертями и бесами под лукавством бабы Яги Абрамовны.
— Они самые. Причем без обезболивания и при свете фонарика который все время гаснул.
— Жидо-масонская колдовская секта! Оргии представителей малых народов Севера

1

Общество чудовищ, которые неотвратимо тянут всех нас в АдѢ и Израиль!  
— И снова свой бесконечный бой с реальностью ведут советские патриоты! И мне до слез жалко этих старых люди из деревни под Рузой (всхлипнул — ты заметила, кукла Лена?). Что же с ними теперь будет? Хорошо еще — если АдѢ. А если действительно Израиль?
— А еще говорят, что я тебя, вурдалака с пейсами, терплю — потому что тобой я привороженная.
Околдовал ты меня своим УАЗом Партитом, нехристь ты кошерная, заполярная.
— А вдруг ты, кукла Лена — это самая крупная кража за всю историю планеты Земля, кукла Лена?
— Не подлизывайся ко мне, христопродавец. Не самая крупная, были и покрупнее.
— Пока не было. Я так считаю, по крайней мере. Потому что, когда кукла Лена стоит у плиты — плита излучает тепло, а кукла Лена — излучает магию женского тела. Первое меня греет. А второе — просто завораживает...
— Да ну тебя, прямо в краску меня вогнал!
— Кому-то, кукла Лена, нравятся похожие на ходячие спагетти модели, а кому-то подавай девушку сочную, у которой все округлое и перекатывается.
— Да уж так и все округлое у меня. Придумал тоже! А еще говорят, что ангелы от тебя, космополит, давно уже отказались — так ты, нехристь, на Новослободской меня поселил в пеньюаре, околдованную.

2

А на Новослободской этой управляют тобой силы темные да гормоны половые.
Ручища убрал, кому сказала! Не видишь, у меня еще кастрюля булькает?  Если бы ты был хохлом, сионист — то ты бы был Вий. А я — панночка! Но ты не хохол, а еврей. А поэтому ты не Вмй, а поц.
—Как любой еврей, кукла Лена, я — человек принципов и идеалов. Поэтому скажу тебе прямо, без экивоков: «Ты, кукла Лена в любом случае панночка. Только, в нашем случае, не при Вие, а при поце. Но, быть может, в этом и есть сермяжная правда?».
— В общем, сатанизм один натуральный, нечисть и провокации кровавого госдепа! Ты гореть в аду будешь, как думаешь, масон?
— Да я кукла Лена, даже здесь горю, не пойму от чего. Может потому, что это кофточка тебе придает имидж девушки полногрудой?  Думаю, ее нужно снять. Верне — уверен в этом.  А эта юбка? Эту юбку нельзя носить с нижним бельём, кукла Лена. Сними ее также немедля. Кстати. В рамках рассматриваемой темы, кукла Лена, не могу удержаться от воспоминаний…
— Вот от этого хотя бы избавь меня сегодня.
— Ну, если ты настаиваешь — тогда сразу перейду к морали всего повествования: «Все, что делают евреи, кукла Лена, всегда полностью оправдано, потому что эстетически безупречно и замечательно по сути. Поэтому никогда не говори мне «Нет». Даже жестом.
— Угу. Может тебе, стоя у плиты, еще и песню спеть, мировая ты закулиса? О гимназистках с институтками, оставшимися на второй год в седьмом классе?
— Конечно спой! И именно стоя у плиты, повернувшись ко мне в пол оборота. Но хочу тебе напомнить, кукла Лена, что патриотическую песню нужно петь красиво маршируя. Ну и будучи голой, естественно.
— Да убрал ты ручища, обормот! Это просто порноапокалипсис какой-то!
— Кукла Лена вместо того, чтобы признаться во всем и искренне покается, начинаются хаханьки?
— Да какие тут хаханьки? Я как раз собралась было, со слезами на глазах, истово помолиться за своего благодетеля...
Опять он руки распустил, обормот. Вот только попробуй мне молнию опять сломать, христопродавец! Я сейчас сама сниму. Горит он, нехристь, на медленном огне…