You are here:  

Роль

РольРодной мир Шео - мир суровых воинов. Каждый ребенок, отметивший свой третий день рождения, отдавался на обучение воинскому искусству. В течение четырех лет мастера укрепляли тело и дух своих подопечных, преподавали основы владения различными видами оружия. В 7 лет юный воин самостоятельно выбирает оружие, которое станет продолжением его руки.
Шео был позором своего народа. Его мать умерла при родах. Его отец не смог простить этого мальчику и был очень жесток с ним. Впрочем, среди Шервишей (раса Шео) это было естественно: если родители обходились с ним слишком мягко, дитя отдавали ближайшему родственнику (или одному из наставников) на воспитание.
Шео был хорошим мальчиком: он очень старался всем понравится, всегда был готов выполнить все поручения наставника, дольше всех тренировался. И не мог понять, почему все от него отгораживаются и не хотят с ним дружить. Не мог понять, почему мастер всегда им недоволен. Не мог понять, почему учитель приходит в ярость от одного его вида.
Когда Шео подрос и выбрал в качестве своего оружия копье, он начал понимать, почему все так к нему относятся. Сколько бы он не старался, ему не удавалось управляться с копьем так ловко, как это делали другие юные ученики. Он был неуклюж и медлителен. Что бы он ни делал, как бы не старался - все его усилия приносили мало пользы, ведь невозможно пойти против природы: Шео был толстым. Несмотря на то, что он занимался даже больше, чем другие дети, он все равно не мог избавиться от шаровидной формы тела. Такова была его жизнь до 14 лет. Когда юный воин достигал возраста 14 лет, наступало время испытать его и выяснить, чему же он успел научиться за 11 лет. Готов ли он стать мужчиной? Готов ли он стать воином своего народа и гордо нести это звание? Испытание состояло из двух частей: схватка с диким животным - будущий воин показывал бесстрашие перед лицом опасности и способность одолеть нестандартного противника; схватка с одним из воинов народа на настоящем оружии - проверка навыков и тактики боя. Схватка с животным длилась либо до смерти животного, либо до тех пор, пока юный воин не сдастся. В случае поражения дитя навсегда лишается права стать воином. Его будущее - выбрать любое другое ремесло и забыть об оружии навсегда. Схватка со взрослым воином длилась до первой крови. После этого судьи (самые старые наставники) выносили решение: достаточно ли хорошо показал себя в схватке молодой шервиш, чтобы быть причисленным к касте воинов. Если нет, то юноше давали год для подготовки и снова проводили испытание в 2 этапа. Если же и на этот раз мастера считали, что воином ему не быть, то с позором отправляли заниматься другим ремеслом юного шервиша.
Шео очень волновался перед своим испытанием. Он достиг определенных успехов в обращении с копьем, однако ему было далеко до его товарищей по оружию. Как будто в насмешку над его весом, в противники ему выбрали дикого кабана...
...руки потеют, изо всех сил сжимая копье. Внутри все холодеет при мысли о том, что через пару десятков ударов сердца я выйду один на один против огромного кабана. Решетка, скрипя, поднимается, песок шелестит под ногами, песчинки липнут к вспотевшему телу и скрипят на зубах. Я закинул голову вверх: яркое иссушающее солнце и ни единого облака в поле зрения. Опустив голову и перехватив копье обеими руками, я осторожно вышел на арену. Он уже ждал меня на противоположном конце: вблизи ещё более гигантский (макушкой я достаю ему лишь до клыков), волосатый, с огромными зазубренными клыками и маленькими красными глазками, в которых горела неистовая ярость и ненависть ко всем двуногим. Краем глаза, я заметил отца на трибуне. С неестественно выпрямленной спиной и каменным лицом он следил за мной. Челюсти его были сжаты так сильно, что желваки ярко выделялись на этом сухом и костлявом лице. Возможно сегодня он наконец будет гордится мной.
Зверь ударил копытом о высушенную землю и бросился на меня, выставив вперед клыки. В последнюю секунду перед столкновением я перекатился в сторону и избежал страшного удара. Попытался поразить кабана копьем в ногу, однако недостаточно быстро: чудовище развернулось и попыталось снести меня своим рылом. Успев выставить блок копьем, я отлетел в сторону и ударился боком о твердую землю. Кажется, вывихнул плечо. Кабан уже снова несся на меня. Клубами пара вырывалось его смрадное дыхание из огромного рта, заполненного острыми клыками. Казалось, ничто не способно остановить это живое воплощение сил природы. С трудом встав на ноги, я выставил одной рукой копье в сторону приближающейся смерти. По крайней мере я умру в сражении, и отец больше не будет стыдится меня.
Сломав мое копье, словно то была сухая тростинка, кабан подцепил меня на клыки. Один из клыков прошил меня насквозь и выскочил из спины. Весь мир взорвался, все ощущения заменила жгучая, невозможная, бесконечная боль. Все мысли вылетели из головы. Все мои знания, все умения и эмоции скукожились вокруг одной-единственной черной дыры боли, что вытягивали из меня жизнь с огромной скоростью. Я будто становился все меньше и меньше... И чем меньше я становился, тем лучше я себя чувствовал! С избавлением от плоти уходила боль и тяжесть. Я ощущал себя как никогда легким, сильным и вдохновленным. Так вот что такое смерть...
Дэриэн, отец Шео, впился пальцами в колени и во все глаза смотрел, как его сын умирает. Он был горд, что его сын не просил пощады и смотрел в лицо смерти с оружием в руках. Теперь ему нечего стыдиться. Шео истекал кровью на клыках кабана. Хотя кровь была какой-то странной: не красной, а скорее белого оттенка. Дэриэн выпучил глаза: не может быть, чтобы его сын - этот кусок сала - был одним из древних полководцев его народа - Молниеносным!
Трибуны наполнились шепотом. Шео вдруг дернулся, уперся ногами в голову зверя и вытянул из себя его клык. Оттолкнувшись от кабана, он прыгнул на землю и подобрал наконечник от своего копья. Чудовище в ярости кинулось на него - добыча никогда ещё не ускользала от него - и попыталось снова вонзить свои клыки в слабое мягкое тело. Однако на том месте, где только что был двуногий, осталась лишь пустота. Кабан вскинул голову и был ослеплен наконечником копья, что глубоко погрузился в одну из его глазниц. Заревев, монстр неистово затряс головой из стороны в сторону, пытаясь сбросить и раздавить надоедливого человека. Шео, держась одной рукой за клык, вытащил наконечник копья и вонзил его во второй глаз чудовища. Ревя от боли, кабан начал скакать по арене, выбивая копытами куски земли. Юный шервиш спрыгнул с чудовища и с огромной скоростью понесся к краю арены. Подпрыгнув и оттолкнувшись от стены, Шео развернулся и в коротком полете пробил наконечником копья шею зверя, протолкнув свою руку по локоть в рану. Кровь хлынула, орошая молодого воина с ног до головы. Этот день изменил судьбу Шео навсегда.